К вопросу оценки потенциального риска причинения вреда здоровью при осуществлении хозяйственной деятельности в сфере «Сбор и очистка воды» и степени его реализации

Файл статьи: 
УДК: 
614.1; 614.7; 628.1
Авторы: 

Н.В. Зайцева1,2,3, С.В. Клейн1,3

Организация: 

1 Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения, Россия, 614045, г. Пермь, ул. Монастырская, 82
2 Пермский государственный национальный исследовательский университет, 614990, Россия, г. Пермь, ул. Букирева, 15
3 Пермский государственный медицинский университет им. академика Е.А. Вагнера, Россия, 614000, г. Пермь, ул. Петропавловская, 26

Аннотация: 

Описаны результаты оценки потенциального риска причинения вреда здоровью (R1) при осуществлении хо-зяйственной деятельности в сфере «Сбор и очистка воды». Показано, что деятельность в сфере «Сбор и очистка воды» по показателю Rlср занимает лидирующую позицию (6,10 • 10–3) в приоритетной группе «Деятельность в области здравоохранения, предоставления коммунальных, социальных и персональных услуг» (30,9 %). Среди хо-зяйствующих субъектов, обеспечивающих в регионах РФ сбор и очистку воды для питьевого водоснабжения, доля ЮЛ и ИП, относимых к 1-й и 2-й категориям по риску причинения вреда здоровью, составляет 36,0 %. Объектом исследования являлось типовое ЮЛ, реализующее питьевое водоснабжение крупного поселения (более 19 тыс. человек) из поверхностного источника. Хлорирование является этапом технологического процесса водоподготовки. Концен-трации хлоорганических примесей регистрируются в питьевой воде на уровне до 12,3 ПДК. Объект отнесен к I ка-тегории по риску причинения вреда здоровью (R1 = 2,98 • 10–3). Количественно оценен вред здоровью детского населения в результате деятельности хозяйствующего субъекта. Установлено, что пероральное поступление хлорорганических соединений и их аддитивное действие формирует повышенный неканцерогенный риск, выраженный индексами опасности, развития нарушений со стороны печени (HI = 1,74), почек (HI = 1,72), нейроэндокринной системы (HI = 1,56), ЦНС (HI = 1,55), системы крови (HI = 1,48). Основной вклад в величину индекса опасности вносит хлороформ (до 99,75 %). Углубленными исследованиями вред здоровью доказан для 33 % обследованных детей. Вред оценивался как легкий в 84 % случаев, умеренный – в 16 %. С учетом тяжести поражений реализация риска составила порядка 6,5 % от расчетной величины потенциального риска Rl для детского населения. На популяционном уровне это соответствует более чем 5400 дополнительных случаев заболеваний органов пищеварения, нервной, эндокринной и мочевыделительной систем в год. Экономический ущерб составил более 100 млн рублей. По системе параметризованных моделей причинно-следственных связей для детского населения установлены референтные уровни содержания хлороформа в крови – 0,0031 мг/дм3, в питьевой воде – 0,07 мг/дм3, референтная дозовая нагрузка – 0,0095 мг/(кг • сут).

Ключевые слова: 
санитарно-эпидемиологическое благополучие, хозяйствующий субъект, контрольно-надзор¬ная деятельность, питьевая вода, экспозиция, хлорорганические соединения, здоровье населения, потенциальный риск причинения вреда здоровью, доказательная база
Зайцева Н.В., Клейн С.В. К вопросу оценки потенциального риска причинения вреда здоровью при осуществлении хозяйственной деятельности в сфере «Сбор и очистка воды» и степени его реализации // Анализ риска здоровью. – 2018. – № 3. – С. 40–53. DOI: 10.21668/health.risk/2018.3.05
Список литературы: 
  1. Глобальные факторы риска для здоровья: смертность и бремя болезней, обусловленные некоторыми основными факторами риска [Электронный ресурс] // Всемирная организация здравоохранения: официальный сайт. – URL: http://apps.who.int/iris/bitstream/10665/44203/8/9789244563878_rus.pdf? ua=1 (дата обращения: 05.05.2018).
  2. Качество атмосферного воздуха и здоровье [Электронный ресурс] // Информационный бюллетень ВОЗ. – 2016. – URL: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs313/ru (дата обращения: 09.03.2018).
  3. Обзор данных о воздействии загрязнения воздуха на здоровье – проект REVIHAAR [Электронный ресурс] // Всемирная организация здравоохранения: официальный сайт. – URL: http://www.euro.who.int/en/health-topics/environment-and-health/air-qual... (дата обращения: 08.02.2018).
  4. Human biomonitoring: facts and figures. – Copenhagen: WHO Regional Office for Europe, 2015. – 104 p.
  5. Попова Н.В., Зайцева Н.В., Май И.В. Опыт методической поддержки и практической реализации риск-ориентированной модели санитарно-эпидемиологического надзора: 2014–2017 гг. // Гигиена и санитария. – 2018. – Т. 97, № 1. – С. 5–9.
  6. Клейн С.В., Вековшинина С.А., Сбоев А.С. Приоритетные факторы риска питьевой воды и связанный с этим экономический ущерб // Гигиена и санитария. – 2016. – Т. 95, № 1. – С. 10–14.
  7. Научно-методические аспекты и практический опыт формирования доказательной базы причинения вреда здо-ровью населения в зоне влияния отходов прошлой экономической деятельности / Н.В. Зайцева, И.В. Май, С.В. Клейн, С.С. Ханхареев, А.А. Болошинова // Гигиена и санитария. – 2017. – Т. 96, № 11. – С. 1038–1044.
  8. Бремя болезней и оценка эффективности затрат [Электронный ресурс] // Всемирная организация здраво-охранения: официальный сайт. – URL: http://www.who.int/water_sanitation_health/diseases/burden/ru/ (дата обращения: 08.05.2018).
  9. Руководство по обеспечению качества питьевой воды. – 3-е изд. [Электронный ресурс] // Всемирная организация здравоохранения: официальный сайт. – URL: http://www.who.int/water_sanitation_health/dwq/gdwq3rev/ru/ (дата обращения: 09.04.2018).
  10. Hill A.B. The Environment and Disease: Association or Causation? // Proceedings of the Royal Society of Medicine. – 1965. – Vol. 58. – Р. 295–300.
  11. Identifying the environmental cause of disease: how should we decide what to believe and when to take action? [Электронный ресурс]. – London: Academy of Medical Sciences, 2017. – 147 p. – URL: http://www.acmedsci.ac.uk/index.php (дата обращения: 16.04.2018).
  12. Rosenberg D. The Causal Connection in Mass Exposure Cases: «A public Law» Vision of the Tort System // Harvard Law Review. – 1984. – Vol. 97. – Р. 849–919.
  13. Vоlker S., Schreiber C., Kistemann T. Drinking water quality in household supply infrastructure – A survey of the cur-rent situation in Germany // Int. J. Hyg Environ Health. – 2010. – Vol. 213, № 3. – P. 204–209.
  14. Флетчер Р., Флетчер С., Вагнер Э. Клиническая эпидемиология. Основы доказательной медицины. – М.: Медиа Сфера, 1998. – 352 с.
  15. Чащин В.П. Особенности применения принципов доказательности при проведении гигиенических исследований, экспертиз и оценок // Здравоохранение Российской Федерации. – 2008. – № 1. – С. 17–18.
  16. Применение принципов доказательности при оценке причинной связи нарушений здоровья населения с воздей-ствием вредных химических веществ в окружающей среде / С.А. Горбанев, В.П. Чащин, К.Б. Фридман, А.Б. Гудков // Экология человека. – 2017. – № 11. – С. 10–17.
  17. Васильева М.И. Правовые проблемы возмещения вреда, причиняемого здоровью граждан неблагоприятным воздействием окружающей среды // Государство и право. – 2008. – № 8. – С. 26–36.
  18. Красовский Г.Н., Егорова Н.А. Хлорирование воды как фактор повышенной опасности для здоровья населения // Гигиена и санитария. – 2003. – № 1. – С. 17–21.
  19. Shelton D. Human Right & Environmental. Protection: Linkages in Law & Practice: A Background Paper for the WHO. Health and Human Rights Working Series No1. – London, 2002. – 24 p.
  20. The GRADE approach and Bradford Hill's criteria for causation / Schünemann H., Hill S., Guyatt G., E.A. Akl, F. Ahmed // Journal of Epidemiology & Community Health. – 2011. – Vol. 65, № 5. – P. 392–395.
  21. Lucas R.M, Mcmichael A.J. Association or Causation: evaluating links between «environment and disease» // Bulletin of the World Health Organization: the International Journal of Public Health. – 2005. – Vol. 83, № ‎10. – Р. 792–795.
Получена: 
30.07.2018
Принята: 
20.09.2018
Опубликована: 
30.09.2018

Вы здесь